12109dc1     

Викторов Александр - Два Алхимика



   АЛЕКСАНДР ВИКТОРОВ
  
   ДВА АЛХИМИКА
   (Повесть о рыцарях ностальгии)
   "Qu'est ce donc que la vie
   Pour valoir qu'on la pleure?
   Un soleil, une heure et puis une heure.
   Ce qu'une nous apporte une autre nous enleve...
   Repos, travail, douleur
   Et quelquefois un reve."
   A. de Lamartine
  
   "Жизнь - она не стоит слёз и сожалений,
   День за днём уходит, гаснет на лету.
   То, что дарят годы, унесут мгновенья...
   Труд, свободу, счастье и, порой, мечту"
   Альфонс де Ламартин
  
   Перевод автора повести:
   "К чему так жизнь оплакивают люди ?
   Летит за часом час; один нам счастье дал,
   Другой про счастье то забудет,
   Он отдых, труд и боль, мечту у нас отнял"
  
   1.
   Среди безмолвия солнечного дня, когда всё - и солнце, и море - остановились навеки, не имея больше ни прошлого, ни будущего, когда мир, кажется, наконец-то замедлил, а то и вовсе прекратил свой бег, вдруг средь зноя, средь синевы приходит - при виде набежавшего облачка или колыхнувшейся ветки - страшная мысль, что... нет ! - бежит время, бегут года твои. И так бегут, что никакими мольбами, никакими жертвами, колдовством и уловками ты не сможешь не только отсрочить прибытие к тебе новых годов, но и добиться замедления бега старых.

Сколько лет прошло между рождением, детством, юностью и, скажем, двадцатью пятью годами? Вечность, скрывшаяся в светлом, давнем июньском сне. А между двадцатью пятью и тридцатью? Лет восемь-десять, пожалуй? Между тридцатью и тридцатью пятью?

Года три... два...
   И темнеет блистающий зной, чёрным пятном видится солнце.
   Вот оно, время. Только великие события, затрагивающие каждого человека, способны - происходи они всего год или два - растянуть эти годы его в два-три раза, а то и больше, так, что бывшее десять лет назад видится, как из прошлого века...

Да и то они скорее старят, а не удлиняют жизнь... Но много ли великих событий выпадает на нашу жизнь, что, впрочем, и не так уж плохо, потому что для кого великое событие - великое событие, а для кого - потрясение, иногда - смертельное.

Предсказуемость жизни - залог покоя, "тихого" старения, непредсказуемость - старение стремительное, смерть. Volentem ducunt fata, nolentem trahunt. Последних - громадное большинство, и как жаль, что сила мира не у них: они её заслужили тысячелетиями.

Для таких людей, что бы ни говорилось громко и назойливо, великое, большое событие то, что ближе всего к ним, их семье и дому.
   Во все времена люди предпочитали свой год, месяц, день вечности. Когда верили в дьявола, продавали дьяволу вечность за этот год, месяц, день, очевидно, никогда в глубине души в вечность не веря.

Когда перестали верить в дьявола и для того пришли вроде бы трудные времена, стали верить в великие свершения, в то, что их год, месяц, день останутся в великом будущем, но и тут дьявол взял своё, отодвигая и отодвигая всё дальше и дальше пришествие будущего этого и со сладострастием губя за детское высокомерие людей человеческий год, месяц, день, пока - к его радости - сердца людские не потеряли снова обретённую ими было - так им мнилось - веру, увидев, наконец, вокруг пустыню вместо цветущих садов. Они снова начинают верить дьяволу, их больше не проведёшь...
   Дориан Грей пытался остановить время нетленной красотою, современной ему и уходящей в седую старину, и красотою собственного тела и лица; красота хороша только мёртвая - живая быстро вянет; молодость души дьявол дать ему не мог, ибо не властен над душою, пока она ещё в этом мире, пока



Назад