12109dc1     

Вилар Симона - Анна Невиль 1



СИМОНА ВИЛАР
ОБРУЧЕННАЯ С РОЗОЙ
Прелестная Анна Невиль, дочь могущественного графа Уорвика, и отважный рыцарь Филип Майсрейв становятся невольными участниками кровавой борьбы за английский трон, войны Алой и Белой розы.
Не желая быть заложницей в борьбе за власть, Анна спасается бегством и, выдав себя за мальчика, присоединяется к отряду благородного молодого рыцаря. Вспыхнувшая между ними неодолимая страсть, оказавшись сильнее чести и долга, вовлекает влюбленных в бурный водоворот событий, связавших навек их судьбы.
1.
Мужчина, закутавшийся в длинный черный плащ, был уже не молод. Но, тем не менее, когда лодка, пробившись сквозь густой туман, сблизилась с кораблем и сверху спустили трап, он, словно юноша, молниеносно вскарабкался по нему.
Не обращая внимания на услужливо протянутую капитаном руку, он легко переступил через борт.
— Моя дочь уже здесь? А сэр Джордж?
— Да, ваша светлость, они ожидают вас, — и капитан, склонившись, указал в сторону двух еле различимых сквозь мрак ночи и густой туман теней.
Прибывший удовлетворенно кивнул и оперся рукой о борт. Он смертельно устал, но хотел не столько отдохнуть, сколько просто побыть в одиночестве.
Боже правый, он, еще недавно полновластный владыка Англии, он, гордый Ричард Невиль, граф Уорвик, вынужден спешно, тайком, под покровом ночи, покидать свою страну, которая почтительно назвала его «Делателем королей».
Когда-то это прозвище обронила его злейший враг — королева Алой Розы Маргарита Анжуйская. Ядовитое ироническое прозвище в тяжелую для Йорков годину, когда их войска были разгромлены, а Маргарита Анжуйская правила кровавый шабаш, в горниле которого погиб и отец Ричарда Невиля — герцог Солбери, зазвучало совсем иначе — гордо и устрашающе, когда удача снова отвернулась от Ланкастеров, и именно Ричард Невиль сделал молодого Эдуарда Йорка королем Англии.
Король Эдуард поначалу был послушным воле графа Уорвика. Ричард Невиль волею короля разумно и жестко правил Англией и все-таки остановил междоусобицы в истерзанной стране.
И что теперь? — Унизительный побег! Постыдное поражение! Он — владыка и правитель — стал изгоем, вынужденным бежать...

И у кого просить защиты и покровительства?! У своего злейшего врага, отомстить которому он поклялся над телом убитого отца! У Маргариты Анжуйской, которую лишил трона, у которой отнял мужа и заключил его в Тауэр!
Уорвик, казалось, даже застонал... Нет, просто глухо выругался...
— О чем задумались, батюшка? — прервал его горькие мысли нежный женский голосок.
Его старшая дочь Изабелла стояла рядом. Даже складки широкого плаща не скрывали ее выступающий живот. Изабелла была на сносях, родить предстояло вот-вот.

Изабелла Невиль была супругой второго из венценосных Йорков, Джорджа Кларенса.
«Бедная девочка! — подумалось отцу. — Каково ей, в таком состоянии, переносить качку и тяготы изгнания...» Но больше думать о дочери, чем вскользь пожалеть, у Уорвика не было времени. Да и привычки.
— Ступай к мужу, дитя мое! Твой супруг будет для тебя лучшим утешением, нежели я. — Сказал и отвернулся.
Мысли его были заняты делами государственными, вернее, собственными ошибками. То-то и оно. Брак Изабеллы, на который он дал согласие, вняв мольбам дочери, стал первой ошибкой.
Король Эдуард давно заглядывался на золотоволосую Изабеллу. Правда, тогда королем он еще не был, а Изабелла, как на грех, полюбила второго из Йорков — Джорджа. Джордж, конечно, славный малый, но он никогда не имел таких прав на трон, как его брат — Эдуард.
Позже, когда Уорвик возв



Назад