12109dc1     

Вилар Симона - Ведьма 2



СИМОНА ВИЛАР
ВЕДЬМА И КНЯЗЬ
Аннотация
Древняя Русь. X век.
Удачу и славу в походе предсказывает князю Игорю чародейка Малфрида. Однако ближайшие поверенные князя не желают, чтобы чародейка оказывала на их правителя влияние, и требуют ее изгнания. Согласится ли Игорь отослать ту, что полонила его ум и сердце?

Как поступит сама Малфрида, если даже князь не может ей помочь там, где царят интриги и злоба?
Ночь в начале зимы выдалась мглистая, сырая, холод пробирал до костей. В мутном небе луны не разглядеть, свет от горевших у ворот факелов высвечивал то сруб околовратной башни, то лошадиный помет на истоптанном снегу двора, красноватыми бликами падал на столпившихся у ворот стражей в клепаных островерхих шлемах.
В такие ночи нести сторожевой дозор – не самое милое дело. Однако на этот раз охранники не дремали, опершись на копья, не поругивались в бороды, ворча на холод да нерадостную службу. Наоборот, оживленно обсуждали:
– Что же такое это в хоромине делается? Отчего там шумят?
В самом деле, со стороны видневшихся среди тьмы построек доносились голоса, громкие, обиженные, а потом кричать ктото начал, словно били. Мелькнул свет, стукнуло тяжелой дверью. По ступеням крыльца на двор скатился человек, застонав приглушенно.
Дворовые цепные псы так и зашлись лаем, рвались на привязи. Стражи замерли, наблюдая.
Из терема долетел гневный крик:
– Вон убирайтесь! Все вон! Чтобы духу вашего поганого тут больше не было!
Это был голос самого князя Глеба. Стражники переглянулись. Отчего это их спокойный, даже смиренный Глеб так разошелся в ночную пору?
От построек опять послышались крики:
– Бога побойся, княже! За что обиду нам творишь? Креста на тебе нет.
– Да пошли вы с вашим... С вашим крестом!..
Князь самолично появился на высоком крылечке: высокий, худой, свободная рубаха съехала наискось.
– Убирайтесь! И благодарите своего распятого, что еще псами не велю вас травить!
Даже не кликнув челядь, князь сам вцепился в державшегося за створку двери человека в длинной черной одежде, отодрал от дверного косяка и вытолкнул взашей туда, где еще постанывал на снегу первый.
Стражники у ворот удивились:
– Неужто это Глеб христиан своих изгоняет?
В такое и поверить трудно, если вспомнить, как прежде тут христиан привечали, какой почет им князь оказывал, как молился перед привезенной иноземцами иконой, поклоны бил. Ныне же гонит. Сам гонит...
На галерее хоромины замелькал свет факелов, появились челядинцы князя, тоже тащили упирающихся людей в длинных черных одеяниях. Кое у кого слабо светлели большие кресты на груди.

Всклокоченные, в сползших на лица островерхих куколях, изгоняемые, оставив обычную сдержанность, вопили, сопротивляясь. Князь собственноручно столкнул еще одного с крыльца, выпихивал следующего. Челядь хохотала, комуто из христиан дали в зубы – тот только покатился по ступеням под гогот собравшихся.
Христианских миссионеров было семеро, все больше иноземцы, пришедшие на Русь проповедовать о сыне плотника, оказавшемся истинным Богом. К их россказням прислушивались с интересом, хотя не слишком привечали.

Зато князь Глеб поддался речам проповедников, даже крестился, обещал церковь христианскую в Новгороде поставить. Но чтобы так вдруг...
– Это чародейка его подучила, – догадался один из охранников, указав рукой в варежке на появившуюся на крыльце высокую девку. Та довольно улыбалась, теребя переброшенные на грудь длинные светлые косы.
– Ее происки, не иначе. Однако намто что? Князь гонит – нам отворяй ворота.
Стукнули засов



Назад