12109dc1     

Вильмонт Екатерина - Курица В Полете



КУРИЦА В ПОЛЕТЕ
Екатерина ВИЛЬМОНТ
Анонс
Она - прирожденная кулинарка, готовит так - пальчики оближешь! Вот только облизывать пальчики некому. Мужчины в жизни Эллы появляются и тают, как ее пирожки во рту. Да и стоит ли расточать свои способности, свою красоту на каждого встречного?

Где тот единственный, который оценит ее и примет такой, какая она есть? Застенчивую, не слишком уверенную в себе и все-таки прекрасную? Она готова ждать...

Только для него - настоящий пир! А остальным - хватит и "курицы в полете".
Часть первая
ЭЛЮНЯ
ОДЕССА
Элла с раннего детства знала, что станет звездой.
- Звездочка моя, - шептала бабушка, расчесывая ее темные кудри.
- Эх, Люся, дали мы с тобой маху, - сокрушался отец в разговоре с мамой, - надо было ее не Эллой назвать, а Стеллой. Стелла - звезда!
И только вторая бабушка, мамина мама, возмущенно пыхтя папироской, ерошила внучке волосы и шептала:
- Элка, держись, не давайся, они тебя изуродуют на фиг!
- Дядя Лева подарил мне скрипку, - испуганно сказала ей внучка.
- Ай боженька, что идиоты делают! У тебя же нет слуха! Лучше я научу тебя шить, всегда кусок хлеба будет, а скрипка без слуха - чистое горе!
Но мамина мама не имела в семье веса, она считалась легкомысленной, и Элле даже иногда казалось, что мама немного стесняется ее. Евгения Вениаминовна жила отдельно, на Шестнадцатой станции Большого Фонтана, в маленьком домике, который стоял в маленьком садике.

А у папиной мамы была квартира на Пушкинской и дача в Аркадии. Папину маму звали Антонина Сократовна, ее предки были греками.
А вот дедушки у Эллы не было, ни одного.
Но у бабушки Жени был сосед, бывший капитан китобойной флотилии, высоченный, представительный мужчина с седыми усами и вечной трубкой в зубах, который не выговаривал букву "л".
- Эвва, вови! - кричал он, когда Элла появлялась в бабушкином саду, и кидал ей через забор шоколадную бомбу, завернутую в золотую бумажку. Это был роскошный подарок! Под толстым слоем твердого шоколада был тонкий слой вафель, а внутри нежнейшая шоколадная начинка.
Официально бомбы назывались "Печенье "Мечта". Но никогда и нигде его нельзя было купить, и даже Эллин отец, человек, занимавший немалый пост в Одесском пароходстве и приносивший домой заказы с дефицитом, не знал, где берут шоколадные бомбы.
Это было фантастически вкусно, и ничего подобного она нигде и никогда не пробовала, даже став взрослой и живя в Москве.
В Одессе был культ еды. Как готовила бабушка Евгения Вениаминовна! И мама!

Правда, бабушка Антонина Сократовна готовить не умела, она была партийным работником. Но лучше всех готовила соседка тетя Циля, зубной врач. И ее муж дядя Изя тоже здорово готовил.

Ах, как Элла любила у них бывать, она там чувствовала себя куда лучше, чем дома, почти так же хорошо, как в саду у бабушки Жени. А дома ее все время заставляли играть на скрипке, которую она от всей души ненавидела.
Бабушка Антонина Сократовна говорила, недобро прищурившись:
- Легкой жизни хочешь? Сперва надо попотеть еще!
Но Элла не хотела потеть, в Одессе летом и без скрипки можно так вспотеть! Элла надеялась, что в музыкальной школе, знаменитой школе имени Столярского, откуда вышла прорва знаменитых музыкантов, ее забракуют, но почему-то ее приняли.

Дома по этому случаю устроили торжество, пригласили всех родственников, соседка тетя Циля испекла огромный торт со сметанным кремом, а дядя Изя преподнес Элле ее первый в жизни букет красных роз. Антонина Сократовна была недовольна.
- Изя, что ты делаешь? Девчонке не о розах надо



Назад