12109dc1 Оформление земли по материалам www.potencial163.ru. |     

Вильмонт Екатерина - Здравствуй, Груздь!



love_contemporary prose_contemporary Екатерина Вильмонт Здравствуй, груздь! Ax, насмешница-судьба! Как любит она порой расставлять ловушки!..
Он — известный писатель, одинокий волк. Его жизнь — сплошная круговерть из рукописей и презентаций вышедших книг, поездок на книжные ярмарки и ставших со временем скучными встреч. Он тоскует о настоящем и искреннем — возможно, о любви.

И услужливая фортуна подкидывает ему загадку — незатейливую сережку на гостиничной лестнице. А уж писательская фантазия создает ее хозяйку — ту единственную, которая непременно должна войти в его жизнь. И надо же такому случиться — придуманная мечта неожиданно становится явью…
ru ru Black Jack FB Tools 2005-05-31 http://www.litportal.ru/ OCR: LitPortal 837B5B73-E7C0-496F-AEE2-3D60835A29A4 1.0 Вильмонт Е. Здравствуй, груздь! АСТ, Астрель, КРПА «Олимп» М. 2004 5-17-024238-7, 5-271-10147-9, 5-7390-1534-0 Екатерина ВИЛЬМОНТ
ЗДРАВСТВУЙ, ГРУЗДЬ!
* * *
Черт побери, до чего же мерзкая погода! А кто-то уверял, что начало октября в Европе чуть ли не лучшее время. Мелкий холодный дождь, и ветер пробирает до костей. А я, идиот, поверил.

Завтра же куплю теплую куртку, знать бы еще, где ее купить… Сволочи, пригласили на ярмарку — и запихнули в эту дыру!
И никто меня теперь не убедит, что Висбаден не дыра! Знаменитый курорт, чтоб ему пропасть! А завтра с утра надо тащиться на вокзал и сесть на нужный поезд, тоже задача не из легких, особенно когда по-немецки ни в зуб ногой.

И совершенно никому нет до меня дела. А почему, собственно, кому-то должно быть до меня дело? Что я за персона такая?
Писатель? Ну и что? Писателей тут как собак нерезаных, вон одно наше издательство привезло сюда человек тридцать, если не больше, и все считаются писателями.

Какие-то неведомые люди. Впрочем, для них и я, наверное, неведомый. Даже наверняка!

Так что вес правильно, Федор Васильевич, все правильно.
А Висбаден все равно дыра, и гостиница… Даже поужинать нельзя, видите ли, у них только завтраки…
Воображаю эти завтраки! И телефона в номере нет, и вообще он больше похож на келью, хорошо, хоть сортир и душ имеются. Тоска смертная.

Нормальный человек, наверное, пошел бы в казино, разыскал бы хороший ресторан, не может же быть, что тут нет хороших ресторанов. Я почему-то сразу невзлюбил этот город и не хочу ничего искать, я бы и сам не поверил, что в первый вечер в Висбадене буду ужинать в каком-то занюханном кебаб-хаузе… Впрочем, надо признать, эта турецкая шамовка довольно вкусная, но все равно противно и наверняка заболит печень.

А завтра еще предстоит какое-то мероприятие, где главным действующим лицом буду я. И в издательстве никто не объяснил, что именно это будет. Интервью? Выступление?

На мой вопрос директор издательства рассмеялся и ответил беспечно: «Не волнуйтесь, Федор Васильевич, ну зададут вам пару вопросов, вот и все. Гуляйте себе, получайте удовольствие!» Легко сказать!

Я ведь тут первый раз… Вот перед Лейпцигской ярмаркой мне все четко и заранее объяснили: такого-то числа — круглый стол, такого-то — вечер в кафе и надо прочитать по-русски отрывок из романа, потом переводчик прочтет тот же отрывок по-немецки, а потом будут вопросы посетителей кафе. Я думал, ни одна собака не задаст мне вопроса, но, как ни странно, вопросов было немало. Приятно, что ни говори; там вообще было приятно, в Лейпциге. Отлично все организовано, прекрасная гостиница в центре города, а тут… Никто не встречал, никто даже не предупредил, что жить я буду в Висбадене… До сих пор противно вспомнить, как страшновато был



Назад