12109dc1     

Винник Александр Яковлевич - Катастрофа В Милтауне



ВИННИК Александр Яковлевич
КAТAСТРОФA В МИЛТAУНЕ
ГЛАВА ПЕРВАЯ
Жестокое разочарование ждет того, кто ищет забвения в алкоголе.
Недаром говорят, что пьяный человек вначале похож на павлина - он пыжится,
движения его плавны и величавы. Затем он обретает черты характера обезьяны
- со всеми шутит и заигрывает. Потом ему кажется, что он уподобился льву -
становится самонадеянным, уверенным в свои силы. И, наконец, превращается в
свинью, валяясь подобно ей в грязи.
В этом четвертом качестве мы и застаем героя нашего повествования. Все
беды, которые его угнетали накануне, сейчас стали казаться еще более
грозными. Проглотив огромное количество виски, Фэди успел за ночь принять
поочередно облик и павлина, и обезьяны, и льва... Да-да, льва тоже. И это
было самое удивительное, ибо по натуре, как нам доподлинно известно, Фэди
всегда отличался миролюбием, скромностью. А проклятое виски превратило его
в зверя.
Он лежит сейчас на кровати, вперив глаза в потолок. Глядя на Фэди,
можно подумать, что он спит. Но Фэди уже проснулся и предается весьма
невеселым мыслям.
Каким?
В отличие от БИП, которое до сих. пор тщетно пытается заполучить
аппарат для чтения мыслей на расстоянии, мы в нем не нуждаемся. Нам
достаточно войти в комнату героя повествования, и сами, оставаясь
невидимыми, можем видеть все, что здесь происходит, и узнать даже самые
сокровенные мысли человека, хочет он этого или нет. Таково уж неоспоримое
преимущество читателя даже перед такими могущественными учреждениями, как
БИП.
Итак, о чем же думает в этот момент Фэди Роланд?
"Видно, крепко он меня стукнул, если я потерял сознание. Но я ему тоже
влепил в переносицу... Эзра. Как она красива! Я еще никогда не видел таких
женщин... Она красива? Ну да. Глаза. Немного раскосые. И брови разбежались
дугою... Еще что?.. Я вижу ее и как будто не вижу. Мы ведь встретились
первый раз.
А Ралф, видно, с ней знаком давно. И он, возможно, имеет право обнять
ее. Но она же не хотела этого, я видел. Рыцарь! Вступился за почти
незнакомую женщину. Драка. Скандал. И это в моем положении...
Да-а, положение неважное. Это видно было и по лицу Галтона. Ему жаль
было меня, он явно хотел помочь мне.
Так что же? Просить его? Клянчить для себя хоть какую-нибудь работу?
Попасть под начало этого выскочки Дрессера?.. Я, кажется, так и сказал ему,
что не хочу работать у этого кретина. Но этот кретин занимает пост
начальника лаборатории, а я... я ничто. Почему ничто? Хотелось бы увидеть
рожу этого Дрессера, если бы он узнал, чем я занимаюсь. Если бы хоть
немного больше мощности локатору. Мне кажется, что я уже ощущаю тепло
Бетси... Попробую еще раз".
Пока Фэди, вскочив с постели, возится у какого-то аппарата в темном
углу комнаты, мы можем рассказать кое-что о том, что произошло ночью и на
кануне и что вызвало невеселые думы у героя нашего повествования.
ГЛАВА ВТОРАЯ
Когда Галтон вошел в комнату, Фэди приводил в порядок последние
записи. Фэди всегда робел перед шефом, а сейчас особенно: предстоял
серьезный и, пожалуй, последний разговор.
- Итак, я прочитал ваш доклад, - с места в карьер сказал мягким
женственным голосом Галтон. -Вы, следовательно, убедились, что идея
обнаружения подземных стартовых площадок с помощью управляемого луча
оказалась блефом.
Фэди подтвердил это кивком головы.
- Правильно, правильно, я это проверил, - спокойно продолжал Галтон. -
И в шестнадцатой лаборатории тоже проверили. Фантазия. Мираж. Бесплодная
трата усилий.
Он прошелся по кабинету, не



Назад