12109dc1     

Вишневская Яна - Кристофер Марло, Частный Детектив



Яна Вишневская
Кристофер Марло, частный детектив
Я - Кристофер Марло. Я тот человек, которого убили сегодня
ночью в мотеле "Приют влюбленных".
Мне было 19, когда я поступил в Миддлбери-колледж в Новой
Англии для изучения славистики. Я писал работу по
драматургии Пушкина и подавал прочие надежды, а именно -
запоминал страницу текста любой сложности после одного
прочтения, определял намерения мыши, скребущейся в темноте
подвала, и умел разгадывать сны. Студенческая труппа с
удовольствием поставила мою пьесу, смонтированную из
нескольких шекспировских, - английские стихи не входят в
учебный план студентов-славистов.
Профессор Уолси, мой научный руководитель, или Вальси, что
для русского уха гораздо привычней, производил свой род от
лорда Френсиса Уолсингема, шефа елизаветинской охранки,
убежденного божьего избранника. Он имел все основания
гордиться моими успехами. Уолси был еще достаточно молодым
человеком, но старых правил. Он пришел в управление в середине
семидесятых, когда простой хлеб полицейского осведомителя
показался многим слаще, чем марихуана свободного человека.
Уолси же был бессребреником, человеком религиозным, из тех,
что платят любые деньги за нарушение любой из заповедей,
если демократия в опасности.
Но пришло время - я как раз готовился стать выпускником, -
когда мой наставник не смог получить инструкций ни у
Пушкина, ни у Солженицына.
Вместе с падением Советов упал спрос на его продукцию - или
это была корректная форма уведомить Фрэнка о старости.
Китайский Кулинарный Секрет, Протестантская Лига, Теннисный
Клуб "Красный Медведь", тысячи дерзких планов захвата
Вселенной - зашифрованные вывески над маленькими секретными
дверцами в моей голове полыхнули в последний раз и погасли
навсегда. Я послал Фрэнка к черту, вернулся в Нью-Йорк,
снял контору в даунтауне и стал использовать полученные
навыки в собственных интересах. Вселенная могла обойтись и
без нашей с Фрэнком демократии.
Частный сыск. Просроченный значок помощника шерифа одного
из северных графств, никогда не заряженный кольт тридцать
восьмого калибра и 6 футов 4 дюйма разнообразных мужских
достоинств позволили моим делам идти все лучше и лучше.
Пушеры, проститутки, швейцары многоквартирных домов, все те, кому
плевать на полицию, здороваясь со мной, улыбались. За пять лет я
расторг пятнадцать браков, сохранил два, вернул с помойки
нескольких сбежавших котов и купил билет на автобус до
Сан-Франциско одному сбежавшему подростку. Я был хорошим
детективом и не пытался больше писать пьесы в стихах. Я
стал бы отличным детективом, если бы отсутствие внешних врагов
не заставило управление искать внутренних.
Примерно раз в месяц незаметный для нетренированного глаза
беспорядок на туалетной полочке в ванной комнате напоминал
мне о днях безмятежной юности. Так мы и жили с Фрэнком все
эти годы, пока он не позвонил мне сам.
До конца месяца я должен был помочь небольшой страховой
компании, не имеющей штатного детектива, не выплачивать их
небольшие деньги вдове задохнувшегося в собственной машине
коммивояжера. Видите, сколько не.
Проделав десяток миль к югу, я заметил ее красный
спортивный автомобиль, припаркованый у одного из коттеджей,
еще до того, как свернул на указателе. Кажется, она не
собиралась пересекать мексиканскую границу. Указатель
проворковал: "Приют влюбленных". Прекрасное место, чтобы
спрятаться от страховых агентов. Не очень сложная работа.
Фрэнк заметил ее машину немного раньше меня. Он показался
на к



Назад