12109dc1 проститутки пушкинская |     

Вишневский Всеволод Витальевич - Бронепоезд 'спартак'



Всеволод Витальевич ВИШНЕВСКИЙ
БРОНЕПОЕЗД "СПАРТАК"
Рассказ
- Встать!
- Вста-ать!
И бойцы, повстанцы Украины, встают. Они встают медленно и грузно... В
походах прилип чернозем Украины к ногам бойцов. Ноги натружены, огромны и
тяжелы. Как ими идти, как ими ступать по степям Таврии?..
- Вста-ать!
Встань и ты, если наш. Встань и слушай повелительный возглас,
вскаляющий кровь, - возглас следующий по уставу, блюдимому нами, -
"Встать!"
А если ты не наш, если ты враг, - присутствуй здесь и гляди на то,
что произойдет. Гляди, недострелянный! Гляди, пока жив! И слушай, слушай!
Бойцы, повстанцы Украины, встали. И за возгласом "Встать!" по степи
Таврической лег клич:
- Вперед!
- Вперьод!
Вперед, хлопцы! Вперед, товарищи! С нами! Мы идем в атаку! Мы идем
брать Мариуполь. Сегодня, 24 марта 1919 года.
Ты был, родной, в атаке? Был? Дай, старый боец, руку на ходу. Шире
шаг! Пошли!.. Идем сегодня снова!
А ты, комсомолец? Идем, браток. Ты много увидишь и поймешь сегодня...
* * *
По степи Таврической - тяжелая поступь бойцов. Нет еще встречных
пуль, но сердце бьется неровно. Что будет сегодня, что будет сегодня?
Город молчит... Море молчит... Небо молчит... Только степь гудит...
Наши глотки гудят... В твою славу, за твою жизнь, Украина, и - пусть! -
гудят перед нашей смертью!
Город заговорил:
- Дывись, Яким Хруш упал.
- Хто там около ранетых остановывсь? А ну, вперьод!
- Дывись, Трохим Конура упал.
- Вбыт. А ну, ходом!
Дивись, Украина! Дивись! Партизаны идут, не идут - летом рвут. Ах,
пули бьют, бьют... По наше мясо плачут, кричат. Чуешь, Украина? Чуешь,
мати?!
В цепи и матросы, бригаде в помощь данные, летят. Ходом! Ходом!
Жарко бежать в атаке, тяжело бежать. Двести патронов на теле, и
каждый патрон более пяти золотников.
Пули бьют, бьют... Глухим бы сделаться. А ну, не робеть! Швидче! Кто
там в землю лезет?..
- Партизани! Товариство! А ну, разом, а ну, возьмем! Вперьод!
И, наискось держа винтовки затворами у глаз - хоть одна бойцу от пули
защита! - кидаются партизаны к первым домам. За вильну Украину!
Опалены вражьими выстрелами брови и ресницы, и опять падают
повстанцы. Умирающие дышат кислым запахом бездымного пороха.
Залегли все. Сливают кровь раненые, и идет от нее пар.
Примолк город. Белые держатся.
И когда примолк, - еще раз рев по его стенам шарахнул:
- Виддай Мариуполь!
Братки хрипят:
- А ну, дай море!
От бега тяжелых ног задрожал город.
- Отдай!
- Видда-а-ай!..
Третья бригада повстанцев вошла в Мариуполь. Белых - в пыль. Штаб
бригады быстро и победно дал телеграмму: "Мариуполь занят". И дальше
стучат юзы...
Что будет сегодня! Что будет сегодня!
* * *
И в тот же день, следом за атакой, паровоз по рельсам прыгает,
мотается, семьдесят верст в час идет, ветер свистит, - рот и нос забивает.
Стук на стыках, как пулеметный - в одно сливается. Рви, ай, рви!
К Азовскому морю три матроса летят в третью бригаду, чтоб обстановку
узнать. Машинист из окошка руку свесил, на руке стальная цепь-браслет -
знак силы и верности. Машинист свой - с эскадренного миноносца
Черноморского флота "Гневный".
Приазовская степь. Таврия. Морем пахнет. Чуют матросы, ох, чуют, не
ошибутся! Море вновь увидят, на море глаз положат! Дай море, дай!
Дыханье азовское флотские ленточки вьет, распластаны они по ветру. На
тендере матросы, на каменном угле открыто стоят, качаются, грудями воздух
секут. Рви, ай, рви!
Едут матросы на дело, о судьбе голов своих про себя думают... А ветер
бьет, хлещет. Камышом, тиной,



Назад