12109dc1     

Витковский Алексей - Витязь



sf_history Алексей Витковский Витязь Май 1942 года. Самолет командира эскадрильи, летчика-истребителя, Героя Советского Союза, капитана Александра Савинова сбивают в воздушном бою над Баренцевым морем. X век.

Дружина русского князя Ольбарда на лодьях вышла в боевой поход в Полуночное море. Темное хмурое небо, ледяные волны. Вдруг... сквозь расступившиеся тучи хлынул поток солнечного света. На воду, как мост, легла радуга.

И человеческая фигура, сияющая в лучах солнца, скользнула над волной и упала в воду рядом с лодьей. Так Савинов попадает в мир наших предков и становится для них “человеком с неба”, вернувшимся из Вальхаллы. Трудное и прекрасное время.

В битвах и трудах, мудростью и доблестью встает над племенами и землями будущая Великая Русь. Бывший беспризорник, летчик Александр Савинов доблестью и умом, дерзостью и отвагой завоевывает честь зваться вождем Русов.
2001 ru ru Black Jack FictionBook Tools 2004-10-10 http://www.aldebaran.ru/ Scan, spellcheck – Sergor 23D75517-39FB-45C3-989C-3EC66FD829F4 1.0
Алексей Витковский. Витязь Крылов СПб. 2001 5-94371-054-X Алексей ВИТКОВСКИЙ
ВИТЯЗЬ
Часть первая
ЧЕЛОВЕК С НЕБА
Время не может лететь – у него нет крыльев.
Оно не может бежать – у него нет ног для этого.
Вы спросите: так что же в таком случае?
Время есть... Но времени нет!
АпокрифГлава 1
БАРЕНЦЕВО МОРЕ. МАЙ 1942 г.
Всегда обидно, если подводит техника, которой привык доверять, тем более когда это происходит в бою. И уже совсем глупо выглядит что-нибудь ломающееся по причине... иноземных традиций качественного производства. На этот раз слишком хорош оказался двигатель...
Еще в самом начале, когда Савинов атаковал снизу второй “Юнкерс”, ему почудилось, что упали обороты мотора. Но туша немецкого бомбардировщика уже заполнила собой прицел, и он нажал на гашетку. Истребитель содрогнулся.

Н-на!!! Получай! Огненные трассы пулеметов вспороли бледно-голубое брюхо фашистского самолета.

Полетели куски обшивки, и в следующий миг “Юнкерс” взорвался. Обломки чудом не зацепили “Киттихаук” Савинова, – он даже не успел испугаться. Оторванная плоскость крыла с угловатым крестом промелькнула над самой кабиной. Истребитель нырнул сквозь пламя.

Мгновенная пляска огненных сполохов, вперемешку с клубами дыма. “Киттихаук” швырнуло, подбросило. Сашка вцепился в рукоять управления как клещ. И вдруг все кончилось. “Пронесло вроде”, – подумал он.
Выходя из атаки, быстро осмотрелся. Картина вырисовывалась бодрящая.
Корабли конвоя упорно шли на юго-восток, где в туманной дымке виднелись очертания полуострова Рыбачий. К потрепанному истребителями строю фашистских бомберов тянулись трассы зенитного огня.
В первой же атаке Савинов сбил ведущего немецкой группы, лишив атакующих управления. Потом все завертелось. Сверху навалились “мессеры”.

Леня Кухаренко был подбит и вышел из боя со снижением. Пара Покровского связала немецкие истребители боем, оттягивая их в сторону, а Савинов насел на бомберов.

Те стали вываливать груз прямо в море и ложиться на обратный курс, а последний сбитый “Юнкерс”, эффектно взорвавшись, довершил дело. Дорога на Мурманск для конвоя была открыта. Это вам, гады, не сорок первый...
Несколько дымных хвостов от сбитых машин уходило к воде. Савинов заметил парочку парашютов. “Вроде немецкие”, – подумал он. Видны были и пожары на транспортах, но, похоже, не слишком сильные. В наушниках сипело и рычало.

Иногда слышались обрывки фраз на немецком и русском. Савинов поискал взглядом своих, но вместо этого увидел пару “мессеров”, заходящих на него в ат



Назад