12109dc1     

Владимиров Дмитрий - Не Покидать Комнату



Дмитрий ВЛАДИМИРОВ
НЕ ПОКИДАТЬ КОМНАТУ
На улице безутешно, словно в истерике, заливается плачем ветер, роняя
на землю слезы, хлопает резными ставнями, расшатывает калитку. Где-то
вдалеке воет собака. Похоже, бездомная.
Светловолосый мальчик сидит в неудобной позе, прислушиваясь к
печальному вою. Ему жаль собаку, но чем он может помочь ей?
Тихо, словно нехотя, потрескивают дрова в печи, - огонь, обычно
оживленно набрасывающийся на любой предложенный корм, нынче почему-то
вялый.
Натужно взвизгивает входная дверь, раздается кашель, и, через
несколько секунд, минут, часов, раздаются шаги. На лестнице.
Ветер плачет, собака воет, мальчик сидит, кто-то идет...
Кто? Какое это может иметь значение, если мальчик знает: у его двери
шаги стихнут, никто не войдет. Никто и никогда.
Мальчик прислушивается. Каждую ночь одно и то же: ветер, собака,
ставни, шаги...
Мальчик мог бы выйти на улицу и попытаться найти собаку, привести ее
сюда, накормить. Раньше он часто так и делал. Распахнув дверь, выбегал,
сопротивляясь порывам ветра, не обращая внимания на колючий мелкий дождик,
вглядываясь в ночь.
Но не было собаки. Нигде.
И утомленный мальчик возвращался домой, к огню. В свою комнату.
Ветер бушует, собака воет, мальчик сидит. И ждет.
Нет, он уже не надеется, что вот-вот откроется дверь и войдут
родители.
Не войдут. Уже.
Ну, а вдруг? И мальчик оживает - он еще верит в чудеса.
Иногда.
Он остался один на всей планете. Единственное живое существо в этом
странном и непонятном мире. Были еще и другие, но их нет уже. Не осталось
никого.
Шаги на лестнице. Идущий заметно прихрамывает, и воображение мальчика
рисует: седой старик с тростью в руке. Хотя нет, без трости. Не слышно ее
стука.
Мальчик мечтает. Фантазии - единственное, что помогает сберечь ему
рассудок на этой планете, населенной одними лишь призраками.
Вой все ближе. Кто сказал, что собака бездомная? Нет, пес, должно
быть, породистый и имеется хозяин, выгнавший ее под дождь. Собаке,
наверное, обидно: столько лет служить верой и правдой, и вот...
"Собачья преданность... Собачья служба... Собачья погода... Собачья
судьба..."
По лицу мальчика текут слезы.
"Бедная собачка...", - шепчут его губы. Неужели ее хозяин настолько
бессердечен, что не пустит ее в дом? Нет, не может быть. Здесь не место
для людской жестокости. И словно в ответ на мысли мальчика вой
прекращается - собака вернулась домой. К хозяину.
Мальчик представляет, как она ластится и благодарно лижет руку и ему
опять становится грустно.
У него не будет своей собаки. Никогда.
Хлопают ставни, плачет ветер. Мальчик сидит у камина и смотрит на
языки пламени.
- Эй, сынок, ты где? - Доносится из прихожей. Это отец.
Мальчик резко вскакивает, растрепав свою аккуратную прическу,
бросается к двери и замирает... Нет, это не отец. Отца уже нет. Давно.
Опять шаги за дверью. Звон ключей.
Мальчик возвращается к камину, смотрит на огонь, пляшущий невеселый
танец на кучке хвороста. Огонь - единственное, во что можно верить.
Единственный друг. Друг, которому можно довериться, с которым можно
беседовать. Обычно мальчик разговаривает с огнем мысленно, и только стихи
он всегда произносит вслух. Может быть, тайно надеясь, что магия слов
разрушит чары комнаты...
Он рассказывает не спеша и, казалось бы, спокойно, но именно эта
безмятежность, затишье в океане перед бурей, выдает его чувства. Чьи это
стихи? Он не знает. Такое случается с ним частенько - вдруг из ничего
возникает готовое стихотворение - и он



Назад