12109dc1     

Владимиров Виталий - Сон В Руку



Виталий Владимиров
СОН В РУКУ
Ветер задувает свечу,
но раздувает костер.
Ларошфуко
Время клонилось к обеду, длинная комната с двумя рядами ра-
бочих столов вдоль стен опустела и они остались вдвоем.
Вероника выдернула из розетки шнур вскипевшего чайника, до-
лила кипятку в маленький заварной чайник с отбитым носиком и, как
всегда, предложила Георгию Ивановичу поделиться тем, что при-
несла из дома - салатом в майонезной баночке, котлетой меж двух
кусков черного хлеба и двумя карамельками. Георгий Иванович отка-
зался и разложил на столе свой провиант - два бутерброда с колбасой,
один с сыром и крупно нарезанный огурец - все, чем снабдила его
супруга.
Вероника налила Георгию Ивановичу сначала из маленького, по-
том из большого чайника в большую фаянсовую кружку с золотой
полуистершейся надписью "Георгию Ивановичу Плотникову в день
50-летия от коллектива КБ". Затем наполнила чаем свою чашку и
опять повернулась лицом к окну.
- Надо бы сахару принести из дома, - сказала она больше в про-
странство, чем Георгию Ивановичу и, если кто-то мог услышать, о
чем подумала Вероника и о чем Георгий Иванович, то удивился бы
совпадению их мыслей, что сахар нынче дорог и дома в сахарницах
шаром покати. А может, этот кто-то и не удивился, живи он в то вре-
мя, какое досталось Веронике и Георгию Ивановичу.
Они жевали свои бутерброды, запивали чаем , Вероника смот-
рела в окно, за которым был виден заводской корпус и бегущие по
небу погожего осеннего дня белые облака. А Георгий Иванович смот-
рел на венчик золотисто-рыжих волос вокруг затылка Вероники,
который тускнел, когда тень от облака укрывала индустриальный
пейзаж, и светился вновь, когда выглядывало солнце.
- Сегодня какой день? - спросила Вероника.
- Четверг, - подумав, ответил Георгий Иванович. - Семнадцатое
сентября одна тысяча девятьсот девяноста второго года.
- Значит, сон мой в руку, - засмеялась Вероника. - Ой, Георгий
Иванович, я сон про вас видела.
- Страшный? - усмехнулся Георгий Иванович.
- Что вы, очень приличный сон, - пожала плечами Вероника. -
Словно еду я к вам на дачу... Да, да, я потом объясню... Вы же пом-
ните, ваши пятьдесят мы отмечали у вас на даче? Вы еще все КБ
пригласили?.. Вот и приснилось мне, будто у вас опять юбилей и
ехать мне надо... Ну, вышла я из дома, в руках сумка, до метро добра-
лась, у метро с машины грузовой яблоками торгуют по двадцать пять,
я взяла два кило, а потом по коммерческим ларькам походила - все,
как наяву, будто и не сон. У одного задержалась, "Еда" называется,
витрина такая небольшая, в ней и виски, и спирт, и ликеры, и фрук-
товые напитки иностранные в высоких пластмассовых бутылках, и
водка наша, и пиво, "Архипелаг Гулаг" Солженицына, видеокассеты с
эротикой... А в ларьке вдруг чеченец сидит в папахе коричневого
каракуля и генеральской форме. Увидел меня, глаза засверкали и
говорит, иды ко мне в жоны, я миллиард в центральном вашем русском
банке украл.
Я, естественно, отвернулась гордо, думаю, вот бы на тебя реке-
тиров натравить, вон стоят в спортивных жеваных, разноцветных как
у клоунов, костюмах и шнурованных белых кроссовках рядом с
"мерседесами" и "вольвами". Как на метро до вокзала доехала не
помню, только подземный переход видела, где нищие стоят, пьяные
валяются и мальчик на скрипке играет, да вокзальную площадь в
мусоре, где торгует, кто чем - от перегоревших лампочек, чтобы на
работу принести и на не перегоревшую заменить, до орденов, цыга-
нята чумазые бегают и музыка рок оре



Назад