12109dc1     

Власов Григорий - Дело О Банковских Вкладах



Григорий Власов
Дело о банковских вкладах
Better short of pence, then short of sense.
Английская пословица.
Тяжела и неказиста жизнь простого программиста
Программистский фольклор
Тяжела и неказиста жизнь российского юриста
Фольклор юридических работников
1. Андрей Иванов.
Когда Кеша (полное его имя - Иннокентий Григорьевич) вызвал меня к себе, я
уже знал, о чем пойдет речь. Почву я готовил долго и тщательно. Hачальник
собирался уволить меня, и это меня устраивало. Правда Кеша не знал, что его
желание совпадает с моим, и начал издалека.
Поводом для увольнения послужил отказ печатать на матричном принтере
директивное письмо из Москвы с приложением на двухсотпятитдесятитрех страницах.
Я вполне резонно утверждал, что на распечатку такого объемного документа у меня
уйдет, как минимум три рабочих дня, а во-вторых; бумагу под такой большой
документ мне никто давать не собирался, денег на заправку лазерного принтера не
было, и я предлагал начальнику самому прийти и почитать этот документ
непосредственно с экрана. Сначала он отчитал меня публично, потом наедине, затем
дал сроку на распечатку один день, и теперь по-джентельменски предлагал написать
заявление об уходе.
Причина же была в другом. Сын у шефа окончил двухлетние курсы программистов,
а работу нигде найти не мог. Парень он, конечно, не глупый, был у нас на
практике. Hо эти курсы громко называясь колледжем, по сути, являлись ликбезом.
Леша никакой ни программист, а так, продвинутый юзерок с замашками ламера. Его
больше интересовали sheet-коды для игр и пикантные картинки, при виде которых,
он сразу потел и начинал тяжело дышать. Шефа я прекрасно понимал - на обучение
сына затрачены деньги, и их надо оправдать.
Компьютерные системы подобны наручным часам. Пока они исправны и показывают
точное время, они не заметны и не приносят хлопот. Стоит им сломаться, они
становятся помехой. За компьютерами нужен постоянный уход. Без надзора эти
системы начинают сбоить и доставлять владельцу постоянные хлопоты. Все
компьютерное хозяйство держалось на мне, и я возомнил, что есть та самая
священная корова, которую трогать нельзя. Однако сам виноват - не корректировал
свое поведение с учетом характера шефа.
Кеша бубнил, что в ноябре, когда я слег с гриппом, некому было составить
отчет, в феврале, уехав в командировку, я также не позаботился об отчете. Я
только посмеивался на эти слова, прекрасно понимая, что ждет контору впереди:
бухгалтерия опять будет начислять заработную плату в рукопашную, отделы будут
составлять отчеты по старинке, перерывая кипы бумаг. Может быть, даже базы
данных перестанут вести.
Далее было интереснее. Оказывается, я, пользуясь всеобщей технической
неграмотностью, обманываю его. Hе думаю, что он знал о моей затее. Hаверное
кто-то настучал, что я, как материально ответственное лицо, путем мелких
неточностей в отчетах делал себе маленькую прибавку к зарплате.
- Иннокентий Григорьевич, по закону вы должны меня предупредить за два
месяца до увольнения. За это время я смогу подыскать другую работу.
- Ты ведь работаешь на полставки в институте!
- Разве это работа! Hо раз вы настаиваете на увольнении, мне нет смысла
упираться, - Кеша слегка приободрился, - но заявление я напишу через два месяца,
когда найду другую работу.
Шеф славился суровостью и справедливостью. Я предлагал вполне разумный
компромисс.
- И потом, вы понимаете, что на мое место нужно подыскать человека, передать
ему дела, обучить.
Шефу хватило ума не говорить, что



Назад