12109dc1     

Власов Сергей - Жизнь - Сражение Без Остановок



Сергей Власов
Жизнь - сражение без остановок
Глава 1. Мы ненормальные.
Глава 2. Как это все было.
Глава 2 Мой мир.
Глава 4. Построить мир для людей.
Глава 5 Мы начинаем действовать.
Эпилог
Глава 1. Мы ненормальные.
Бред, блеф, обман, как только не говорят о том, что такое наша жизнь.
Мы не обычные люди, в том смысле, какой вкладывается в это понятие. Нам
доступны сферы разума, которые всячески опровергаются наукой. Мы
пользуемся еще не открытыми, или отрицаемыми учеными возможностями. Нас
немного, пока единицы, хотя многие выдают себя за нас, и мы не стремимся
расширять свои ряды. Наши возможности удивительны и в то же время ужасны.
Мы можем внушить свои мысли другим людям, и они воспримут эти мысли, как
свои. Если этим пользоваться в корыстных целях, можно добиться всего, что
только в состоянии придумать твой мозг, но все это за счет других. Среди
нас есть и те, кто ступил на этот путь. Чем они опасны?
А вы попробуйте, представит себе такого, и его мысли. Ну, хотя бы так:
- 'Я не знаю человек ли я, но родился я в образе человека, в заурядной
средней семье и ни чем внешне не отличаюсь от хомо сапиенсов, хотя помню
себя с момента рождения. И уже тогда я правил, пока только своими родными.
Я заставлял мать кормить меня тогда, когда мне этого хотелось, причем она
сама об этом не догадывалась. Ей казалось, что это ее желание, но я то
знал, что она полностью подчиняется моим мыслям. Отец подходил ко мне
только тогда, когда я ему это позволял. Интересно было посмотреть, как он
сюсюкает и строит комичные рожицы. Братьев и сестер у меня нет, да я их и
не хотел, естественно и мать с отцом тоже их не хотели больше.
Тех, кто мне были неприятны, я просто отвадил от дома, у родителей
почти не осталось друзей. Бабушек и дедушек, считающих себя самыми умными
и опытными, и стремящихся все сделать по своему, я терпел, пока мог, а
потом у них появлялись срочные дела. Первый раз на посторонних я
попробовал свои силы, когда меня везли в коляске. Мне надоело стоять возле
дороги и слышать беспрестанное бибиканье, и тогда стоявший рядом
милиционер очень захотел остановит движение, и возобновил его только
тогда, когда мы были уже на другой стороне. С тех пор я управлял всем
вокруг себя, всем, что мог охватить мой, тогда еще недостаточно развитый,
разум. Соседи не стучали в стены и прекращали песни и танцы, когда мне это
надоедало. Нянечки в яслях, куда я вскоре попал, подкладывали мне все
самое вкусное, и бежали бегом даже с улицы, чтобы переодеть меня или
поправить матрасик с подушкой. Детишки в моей группе верещали, только
когда мне это было нужно, и я был для всех самым миленьким и самым
хорошеньким, хотя по правде, мало чем отличался от детеныша гориллы.
Читать и говорить я научился на третьем месяце жизни, хотя никогда не
показывал виду, что все это умею, да и зачем, если я мог управлять всеми
без слов, только одними мыслями. Поэтому, когда я заговорил в девять
месяцев, не коверкая ни одного слова и, имея запас слов не менее чем у
хорошего писателя, это был праздник для родителей, а когда в полтора года
они поняли, что я не просто рассматриваю картинки, а и прекрасно бегло
читаю, я стал вундеркиндом. Мне нравилось, когда меня хвалят, и я позволил
им всем и каждому рассказывать о моих способностях и иногда и
демонстрировать их. Тогда я еще не задавался вопросом, зачем я живу, и чем
буду заниматься, поэтому период садика и школы не представляет особого
интереса. Я был самым лучшим, когда этого хотел, отл



Назад